Gentiane


Авторы: Geshka, Gentiane.

Жанр: приключения, юмор, детектив.

Рейтинг: General


Глава 2. Злата уличка

Родители готовились к предстоящему учебному году с энтузиазмом, по мнению Мирвен, чрезмерным. На книжных полках невесть откуда появились фотографии из Бенаток, и Марта то и дело повторяла, что это за чудесный городок.
- Прямо-таки сказочный, волшебный, - восхищалась она, любуясь видом на набережную реки Йезеры, протекающей по центру города.
- Что ж тогда мы там раньше не бывали? – кисло поинтересовалась Мирвен. – Когда, ну, возраст был более подходящий.
- Да все как-то было не собраться. – Марта бросила встревоженный взгляд на мужа и поспешила сменить тему: - А пока пойдете за покупками за Злату уличку [1] – представляешь, сколько там всего интересного!

- Вот чего там точно хоть отбавляй – так это туристов, - без энтузиазма отозвалась Мирвен, вспоминая о своих визитах в это заповедное место. – Не протолкнешься.
- Зато никто не замечает ничего необычного, - подключился к разговору Цтибор.
- Там и пропажи кошелька своего не заметишь, - бросила Мирвен. – Кстати, сколько они стоят, все эти прибамбасы? А то еще выяснится, что мы из-за них в долги залезем.
- Насчет этого не волнуйся, - приободрившись, заверила ее Марта. - Хотя школьные принадлежности не такие уж дорогие, твоя бабушка выразила желание оплатить все покупки к школе.
- Да ну? – изумилась девочка. – С какой это радости? – Хотя она отнюдь не считала бабушку жадиной, но уже привыкла к тому, что традиционным подарком от нее на любые праздники была домашняя выпечка, а вовсе не игрушки или книжки, которыми одаривали внучат бабушки ее друзей.
- Она, вроде как, была рада, - еще один встревоженный взгляд в сторону Цтибора, - что ты пойдешь по ее стопам.
- На ее месте я не была бы так уверена, - заметила Мирвен. – Но передайте спасибо.
- Сама и передашь! – радостно сообщила ей мать. – На выходных мы все вместе поедем в Млада-Болеслав.

На следующий день Мирвен с отцом отправились за покупками, как и было обещано. Девочка прихватила объемистую школьную сумку, а Цтибор – и вовсе потертый походный рюкзак, смотревшийся весьма странно в историческом центре Праги. Мирвен то и дело недовольно косилась на отца, который привлекал к себе нежелательное внимание; впрочем, ему самому и дела до этого не было: он преспокойно расталкивал туристов, словно ледокол – глыбы льда. Держась в его фарватере, Мирвен вскоре достигла невзрачной на вид сувенирной лавочки в самом конце Златой улички, неподалеку от башни Далиборка. Скучающий за полупустой витриной продавец поприветствовал Цтибора с неожиданной сердечностью:
- Чермак! Давненько не виделись! – поднявшись с высокого стула, он пожал руку отцу Мирвен. Переведя взгляд на девочку, он спросил: - Что, собираешь дочку в Бенатки?
Цтибор без особой радости кивнул:
- Да вот, прислали ворона с приглашением на полный курс.
- Надо же. – В голосе продавца послышалась грусть. – Мои-то трое здесь учатся, в Праге.
- Я думал, и с Мирвен так будет, - с сожалением отозвался Цтибор, - знаешь ведь, как это бывает.
- Ну да, - задумчиво вздохнул мужчина. – И все же вам повезло: сквиб и маггла…
- Мы пойдем, если не возражаешь? – прервал его Чермак.
- Конечно, пойдемте я вас проведу, - тотчас поднялся с места продавец.
Мирвен безропотно взошла с отцом по лестнице, ведущей, по-видимому, на крышу, затем спустились на пару пролетов по отходящим вбок ступеням, снова поднялись – Мирвен уже запуталась в этих переходах, гадая, где же они после этого окажутся – но, к ее изумлению, миновав темную кладовку, они вновь очутилась на мостовой Златой улички. Не успела она спросить, какой же смысл был карабкаться по всем этим лестницам, как до нее дошло, что с по-прежнему запрудившей узкую улицу толпой что-то явно не так. Вместо громогласных, пестрых туристов с фотоаппаратами повсюду толклись не менее воодушевленные люди в столь же пестрых… мантиях. Отец, похоже, не находил в этом ничего странного – подтолкнув застывшую с открытым ртом дочь, он сообщил:
- Прежде всего, справим тебе форму, потом – в лавку Грегоровича.
Мирвен настолько захватило преображение навязшей в зубах древней улочки, что она безропотно следовала за отцом, позабыв даже поделиться своими мрачными предчувствиями по поводу школьной формы. Прежде всего, Злата уличка существенно удлинилась: прежде ее можно было бы обойти за пару минут, если бы не вездесущие туристы, теперь же ее дальний конец терялся за лесом остроконечных шляп. Кроме того, она обзавелась извилистыми ответвлениями, разбегающимися меж старинных домов подобно конечностям многоножки. Ну а теснящиеся вдоль улицы магазины определенно были поинтереснее сувенирных лавок: крыльцо одного было сплошь увешано звенящими на ветру золотыми гирляндами, из дверей другого разносилось карканье, уханье, мяуканье и чьи-то истошные взвизги, в витрине третьего кружили какие-то немыслимые сласти, что не привлекло бы внимания Мирвен, если бы они при этом не парили в воздухе без какой-либо поддержки.
- А где мы вообще? – первым делом выпалила Мирвен, как только смогла вымолвить хоть слово.
- На Златой уличке, - пожал плечами Цтибор. – В той ее части, где тебе не доводилось бывать прежде.
Впервые Мирвен с досадой подумала, что кое о чем ее отец мог бы рассказать ей и раньше: похоже, здесь и вправду было интереснее, чем в любом Диснейленде.
Наконец Цтибор дернул ее в сторону, ухватив за локоть, и, к разочарованию девочки, они зашли в самую невзрачную, на взгляд Мирвен, лавку.
Работавшие в просторном освещенном зале женщины даже не взглянули на новоприбывших: они гусиными перьями записывали результаты измерений, которые поставляли им танцующие в воздухе тканевые метры. Они обмеряли троих ребят: девочку парой лет постарше Мирвен и двух мальчиков, один из которых уворачивался от ленты, пытающейся обвить его талию. Заинтригованная этим противостоянием, Мирвен не заметила, как к ней тоже подошла длинноволосая блондинка в элегантной песочного цвета мантии. Очнувшись, Мирвен тотчас затараторила:
- Мне, если можно, подол покороче – а то родители вечно шьют на вырост, а я особо не расту, все и болтается до пят, пока не износится.
- У нас на этот счет есть нужные чары, - с терпеливой улыбкой ответила женщина и объяснила, пока метр вился вокруг девочки – та сама с трудом подавила желание отстраниться, когда к ней метнулась змееобразная лента: - Заклинания наложены не только на подол юбки, но и на стыки, так что одежда подстраивается под размеры владельца, пока чары не выветрятся.
- А когда они, э, того, - опасливо поинтересовалась Мирвен, - все не развалится на мне в самый неудачный момент?
- Разумеется, нет – они исчезают постепенно, не раньше, чем через пять лет, так что весь период обучения мантия точно прослужит, - заверила ее женщина.
- Ну, это вряд ли, - пробормотала под нос Мирвен, - разве что она и чинится сама собой, и отчищается…
Когда с измерениями было покончено, она подумала было, что они с отцом двинутся дальше: пошив одежды – занятие муторное, тут без нескольких примерок не обойтись – однако блондинка отправила ее в одну из кабинок, куда принесла несколько кусков черной материи. Стоило Мирвен раздеться, как ткань взвилась в воздух, повинуясь движениям палочки женщины, и обхватила тело девочки, словно Черное пальто из детских страшилок; еще несколько взмахов палочкой и протараторенных на едином дыхании непонятных фраз – и вот она стоит перед зеркалом в черном платье до колена, с круглым воротом и уже обхватившим талию широким поясом. Вереницей подплыли блестящие пуговицы и, опустившись на грудь, тотчас вцепились в ткань, словно выстроившиеся в линию жуки.
- Гм… - протянула Мирвен, не зная, к чему придраться. – В плечах жмет…
- Сейчас подправим, - пробормотала портниха, уже занимающаяся вторым куском ткани. – Подними-ка руки!
Когда Мирвен вышла показаться отцу в готовом форменном платье, мантии и остроконечной шляпе, бросив взгляд на свое на свое отражение, она пробормотала:
- По крайней мере, костюмом на Хэллоуин я теперь обеспечена.
Цтибор в ответ лишь вздохнул.
- Четыре галеона семь сиклей, - сообщила портниха, убедившись, что покупатели вполне удовлетворены.
- Запишите на счет Кази [2] Чермаковой, - велел ей Цтибор, и она удовлетворенно кивнула.
- А это вообще сколько? – поинтересовалась Мирвен громким шепотом.
- Ну, не самая дешевая вещь, - пожал плечами. Дождавшись, пока портниха отойдет, он вполголоса добавил: – По правде, лично я не уверен, что стоит тратиться на мантию от «Паутины чар», учитывая, как ты обычно обращаешься с одеждой. Но твоя бабушка настояла – что ж, ее право. – При этом Мирвен почудился в его голосе некий оттенок мрачного удовлетворения.

Лавка Грегоровича оказалась поблизости, и ее интерьер был еще менее увлекательным: куча стеллажей, стол и темноволосый лопоухий молодой человек за ним, уткнувшийся в газету.
- Пан Грегорович? – шепотом спросила у отца Мирвен. По-видимому, уши молодому человеку были даны не только ради умаления его привлекательности – еще прежде, чем Цтибор успел качнуть головой, он отозвался:
- Андро Драгович, к вашим услугам, - отозвался он, не поднимая глаз от газеты. В его голосе звучал легкий иностранный акцент. – Кому выбираете палочку?
- Дочери, - поспешил ответить Цтибор, подталкивая Мирвен к столу. Той же отчего-то внезапно расхотелось выбирать палочку, и она уже повернулась было к отцу, чтобы спросить, нельзя ли это как-нибудь отложить, когда голос молодого человека словно приковал ее к месту. В нем было что-то завораживающее, словно тонкая корка льда, только-только схватившаяся на поверхности воды – нога так и тянется дотронуться до нее носком.
Драгович взялся за линейку и Мирвен невольно отшатнулась, но, к ее облегчению, на сей раз продавец предпочел сделать промеры собственноручно. Присмотревшись, Мирвен обнаружила, что его черты до странного гармонируют с голосом: в их невыразительной гладкости крылись изломанные линии, превращая его лицо в подобие картинки-загадки. За работой он бубнил скучающим голосом:
- Как вам наверняка известно, палочки мастера Грегоровича известны по всей Европе своим непревзойденным качеством, эффективностью и изяществом. Наша система позволит выбрать палочку, наиболее подходящую вам по физическим и психоэмоциональным параметрам.
Судя по отстраненному виду, с которым он снимал мерки, у Мирвен сложилось впечатление, что на самом деле продавцу нет никакого дела до нее и ее палочки, и потому она перестала обращать на него какое-либо внимание, отвернувшись к витрине, за которой как раз остановились две весьма колоритные фигуры: длинноволосый брюнет с вороном на плече в темной мантии, похожей на плащ прошлого века, и седой старичок в чем-то вроде побитого молью сюртука и шляпе, скособоченной, как и он сам.
- Широкий ассортимент древесины и волшебных компонентов обеспечивает непревзойденное разнообразие свойств, отвечающих самому взыскательному вкусу… - За витриной старик вынул из складок мантии продолговатую деревянную коробочку, похожую на пенал, протянул собеседнику и заковылял прочь, опираясь на удивительно будничную трость – такая же была и у бабушки Мирвен.
- Наш магазин дает гарантию того, что палочка прослужит вам долгие годы верой и правдой, - с явным облегчением выдохнул молодой человек и побрел за стеллажи. В этот момент дверь открылась, впуская того самого мужчину из-за витрины – ворон сидел не шелохнувшись, будто приклеенный, лишь блестел любопытный темный глаз. У Мирвен даже возникло сомнение: настоящий ли он? Вблизи видны были местами поседевшие и малость поредевшие перья, из-за чего ворон казался побитым молью чучелом. Сам мужчина был под стать своей птице – смуглый и темноглазый. Войдя, он поклонился отцу Мирвен – тот ответил сдержанным кивком.
Вскоре из-за стеллажей появился Драгович с парой коробочек в руках под стать тем, что брюнет получил от старушки. На появление этого посетителя он отреагировал куда живее, чем на Чермаков – тотчас направился к нему с радостным возгласом:
- Пан профессор, чем могу служить? Надеюсь, с вашей палочкой все в порядке?
Тот остановил его движением ладони:
- Благодарю. Закончите сперва с юной пани, я не тороплюсь.
- Ну что ж, попробуйте вот это. – Драгович сунул в руку Мирвен одну из коробочек – как выяснилось, в ней лежала деревянная палочка, сродни бедноватому реквизиту театральных постановок, разве что без звезды на верхушке.
- Как попробовать? Укусить ее, что ли? – недовольно отозвалась Мирвен, чувствуя укол досады: с ними-то он не обходился, как с дорогими гостями; небось, не терпится спровадить ее с отцом, чтобы увиваться вокруг этой важной персоны.
На лице молодого человека появилось надменно-презрительное выражение.
- Возьмите в руку и махните, - процедил он.
Последовав его совету, Мирвен тотчас уронила палочку с громким вскриком: та словно ужалила ее в руку.
- Так я и думал, - как ни в чем не бывало бросил молодой человек. Устремив пристальный взгляд на отца Мирвен, он спросил: - У вашей жены в роду были…
- Моя жена – маггл, - перебил его Цтибор.
- Понятно, - многозначительно протянул продавец. Мирвен так и вскипела в ответ на его снисходительный тон и, когда Драгович протянул ей вторую коробочку, демонстративно сложила руки на груди, заявив:
- Мне и одного ожога хватит. Предупреждать надо, раз вам все понятно.
Однако продавец нимало не смутился:
- Берите-берите. Эта подобрана специально для вас, вам понравится. – То, что он обращался к ней, словно к девочке в детском саду, которую уговаривают взять конфетку, взбесило Мирвен еще пуще, но она все же открыла коробочку и с опаской вытащила палочку необычного розоватого цвета с разводами – по правде говоря, при первом взгляде на нее девочка заподозрила, что палочка пластмассовая. Осмотрев ее со всех сторон, девочка на всякий случай помедлила – ничего не происходило – и наконец махнула ей наотмашь, от всей души надеясь разгрохать что-нибудь в лавке этого малоприятного типа. Хоть ее чаяниям и не суждено было сбыться, из палочки вырвалось несколько искр, что вызвало радостное восклицание Цтибора. Оставшийся невозмутимым Драгович прокомментировал:
- Земляничное дерево – между прочим, единственный экземпляр в наличии. Волшебный компонент – волос келпи. Тоже, знаете ли, непросто было раздобыть. – Он замолчал, явно ожидая восторгов со стороны Мирвен, но та лишь поджала губы, поэтому за нее высказался отец:
- Благодарю вас, сколько стоит палочка?
- Тридцать восемь галеонов, - изрек Драгович, устремив глаза на потолок и, словно припомнив фразу, которую он непременно должен был втолкнуть в свой рекламный диалог, протараторил: - Одиннадцать дюймов, гибкая, мощная.
Цтибор сглотнул, Мирвен же возмутилась: это почти в десять раз дороже ее дорогущей мантии! Но прежде чем она успела вмешаться, продавец добавил, не спуская глаз с закопченного потолка:
- Другая палочка вашей дочери не подойдет.
- Ну что же, - медленно проговорил Цтибор, - твоя бабушка сама велела, чтоб я купил тебе все самое лучшее. А если расходы ее не устроят, то мы с мамой поменяем деньги и добавим от себя…
Тут внезапно подал голос дожидающийся на стуле для посетителей мужчина:
- Обратитесь в школу – в случае необходимости вам возместят стоимость палочки и других принадлежностей.
- Благодарю, но думаю, что этого не потребуется, - суховато отозвался Цтибор.
Едва выйдя из лавки, Мирвен заворчала:
- Пап, ты что, не понял – он же тебя просто на деньги развел! Втюхал самую дорогую, которую, небось, не покупали уже лет двадцать, и рад! Надо было хоть спросить про другие – наверняка нашлась бы попроще!
- Как твоя рука? – вместо ответа спросил Цтибор, явно желая сменить тему.
- Да ничего, - буркнула Мирвен, рассматривая ладонь – и вправду ничего, только кожа самую малость покраснела. «В конце концов, - заключила она про себя, - хотят бросать деньги на ветер – их дело». К тому же, палочка ей и вправду понравилась.
Хоть это и трудно было представить, дальнейшее было еще менее увлекательным. Следующим в списке покупок значилась покупка книг и котла. Предоставив выбор отцу, Мирвен сквозь витрину разглядывала людей на улице - все как на подбор заходили в более интересные лавки.
- Ты поменьше бери, поменьше, - приговаривала она, пока Цтибор перебирал бронзовые котлы. – Я там не собираюсь на весь класс супы наваривать. – Правда, когда дело дошло до покупки ингредиентов, Мирвен все же проявила некоторый интерес. – Интересно, Общество охраны дикой природы в курсе? – спросила она, разглядывая сосуды с глазами тритонов и крыльями летучих мышей. – Пожалуй, нет, - ответила она самой себе, когда ее взгляд упал на бутыль с этикеткой «Драконья кровь». Взглянув на цену, она невольно присвистнула: - Ну ничего себе! Можно подумать, настоящая!
- Вот, держи! – Цтибор сунул ей в руки котел, в котором покоился бумажный пакет с ингредиентами, явно желая отвлечь ее от комментирования содержимого полок. И все же, выйдя на улицу, Мирвен первым делом спросила громким шепотом:
- А что, это правда от настоящего дракона? Не из какого-нибудь там комодского варана?
- А ты в учебнике прочти, в кои-то веки. – С этими словами Цтибор сунул ей в руки перетянутую ремнем книгу, которая не внушала девочке никакого доверия хотя бы потому, что издавала задумчивые чавкающие звуки, несмотря на плотную перевязь.
- Да ну, там, небось, сплошные нарвалы. – Этот зверь стал для Мирвен нарицательным, когда на уроке биологии она уверенно определила его как морскую корову и долго настаивала на своей правоте, апеллируя к наличию рога. Правда, свои плюсы в этом тоже были: пусть над ней потешался весь класс, зато биологичка с тех самых пор больше не решалась вызывать ее к доске, налегая на письменные тесты. Когда они проходили мимо очередной лавки – мяукающей и ухающей – Мирвен посетила более удачная идея: – Кстати, там ведь говорилось, что можно привезти с собой питомца – может, мне завести дракончика?
- Разрешены только кошки, крысы, вóроны, совы и жабы, - педантично перечислил Цтибор. – Хочешь, купим тебе жабу? – Он кивнул в сторону входной двери.
- Вот уж спасибо, - насупилась Мирвен. – Какой смысл ехать в школу волшебства с… жабой? А впрочем, мы же, наверно, будем ставить на них опыты – может, у меня будет гигантская саблезубая лягушка?
- Не будет тебе жабы, - оборвал ее отец. – Тебе даже крысу нельзя доверить.
- Не больно и хотелось, - буркнула Мирвен. – Ну хоть мороженое ты мне купишь?
Многоярусное произведение магической кулинарии хотя бы отчасти примирило Мирвен с несуразностями магического мира.

Примечания:
[1] Злата уличка, или Золотая улочка – одна из известнейших достопримечательностей Праги – старинная улица, где некогда проживали Франц Кафка и Густав Майринк, а также, согласно легендам, здесь жили и работали алхимики.
[2] Так звали дочь князя Крака, сестру легендарной пророчицы Либуше, которая предсказала основание Праги.




Благодарим за внимание! Мы будем рады любым вашим отзывам! :hi2:

@темы: наши эксперименты, литература, Прага, Geshka, Academia artium magicum Rudolphina