20:57 

Глава 4. Чешский киндертранспорт

Gentiane


Авторы: Geshka, Gentiane.

Жанр: приключения, юмор, детектив.

Рейтинг: General


Глава 4. Чешский киндертранспорт

Последний день каникул прошел как в тумане: Мирвен слонялась по дому и ныла, впрочем, следя за тем, чтобы ее слышала только мать. Та, чувствуя в этом своего рода прогресс, весело отвечала, что отлично ее понимает: ей, мол, тоже было боязно ехать учиться в Прагу из родного Ческе Будейовице [1]. При встрече с подружками Мирвен молча завидовала их новеньким портфелям и планам на учебный год, а те так же молча завидовали ей, наслушавшись загадочных намеков. Вечером родителям едва удалось загнать ее спать: Мирвен снедало необъяснимое чувство, что завтра она проснется совсем другим человеком, и еще неизвестно, понравится ли ей эта перемена. Наконец она закрыла глаза, надеясь на интересные сны – стоит ли говорить, что вместо этого ей достался лишь трезвон будильника и встревоженные распоряжения Марты:
– Мира, скорее вставай! Завтрак на столе, а мне надо бежать на работу!
Она обняла полусонную девочку так крепко, что Мирвен заподозрила мать в тех же опасениях – что она больше не увидит свою дочь прежней. Зато Цтибор был спокоен и собран, как обычно: облачившись в серый костюм, он торопил раскисавшую над тарелкой каши Мирвен:
– Можешь не доедать – уж поверь, там вас накормят.
– Ага, интернат – наш дом родной, – отозвалась Мирвен со сделавшейся привычной устало-саркастичной интонацией и, взяв чемодан, двинулась к машине. Непривычно было, отправляясь на учебу, выходить из дома в обычной одежде, но в том, что в мантии по Праге разгуливать не стоит, она была совершенно единодушна с родителями, и потому согласилась с отцом, который сказал, что переодеться можно будет прямо в школе.
– Все взяла? – строго спросил Цтибор.
– Угу, – отозвалась Мирвен, подавляя зевок.
– А как насчет этого? – В следующее мгновение свет перед глазами девочки померк, а на затылок надавило что-то тяжелое и холодное…
– Э-э, папа, что за шуточки! – обиженно заверещала девочка, стаскивая с головы котел, примявший ее кудряшки.
– Рассеянная чародейка , – поддразнил ее Цтибор, садясь за руль.

На Главном вокзале царила привычная суета. К кассам они не пошли, так что Мирвен заключила, что билеты были вложены в конверт вместе с прочими ознакомительными материалами; однако когда ее отец направился к платформе, она не преминула заметить:
– Эй, тут поезд на Карлштейн, только что объявляли!
– Наш поезд не объявят, – загадочно бросил Цтибор, не сбавляя шага.
– Надеюсь, туда хотя бы рельсы проложены, – проворчала Мирвен, стараясь не отставать.
– Маггловские поезда туда и вправду не ходят, – признал ее отец, – но это не препятствие.
– Это место нравится мне все больше и больше, – вздохнула Мирвен. – Еще немного, и выяснится, что попасть туда можно исключительно с помощью воздушного шара…
– Управление воздушным шаром тебе уж точно не доверят, – хмыкнул Цтибор, подходя к скульптурной группе, изображающей мужчину с двумя детьми и чемоданом. Мирвен помнила из уроков истории, что она увековечивает «Чешский киндертранспорт» – спасение еврейских детей накануне войны. Прямо за памятником красно-белая лента ограждала открытый люк: видимо, шли какие-то работы. Нимало не смутившись этим, Цтибор пролез прямо под лентой, жестом предлагая дочери следовать за собой. Та на всякий случай оглянулась – не застукают ли их, но поблизости не было видно ни одного официального лица. Нагнувшись над открытым люком прямо за скульптурой, Чермак шепнул шурующим там рабочим: «Экспресс Академии Рудольфина».
Из люка тут же показался жизнерадостный парень в оранжевом жилете с фонарем на каске:
– Давайте сюда! – поманил он Мирвен.
– Полезай, – подтолкнул ее отец. – Я за тобой, спущу вещи.
– Туда? – при всем, что ей довелось повидать за последние несколько дней, какая-то часть сознания Мирвен продолжала твердить ей, что все это – вплоть до летающих тарелок – части какого-то дурацкого розыгрыша, а чтобы затеять такое, надо окончательно свихнуться, и потому не решалась безоговорочно прыгать в люк по единому слову своего – славного, но, возможно, спятившего – отца.
Пока она глазела на люк и начинающего терять терпение парня с фонарем, за лентой остановилась невзрачно одетая худощавая девочка с каштановыми кудрями и огромными темными глазами, тащившая не по комплекции здоровый чемодан.
– Э-э, простите, это Николас Винтон? – робко обратилась она к отцу Мирвен, указывая на памятник.
– Он самый, – ответил Цтибор и, окинув взглядом ее объемистый чемодан, задал ответный вопрос: – А вы часом не в Бенатки?
Та кивнула, похоже, слишком засмущавшись, чтобы ответить, и принялась теребить ручку чемодана.
– А где ваши родители?
– Работают, – еле слышно ответила девочка.
– Давайте-ка я вам помогу, – рассудил Цтибор. Отобрав чемодан у несопротивляющейся девочки, он передал его парню в оранжевом жилете. Тот отправил багаж вниз – видимо, передал следующему, судя по тому, что звука падения не последовало. – Идите сюда, я вас подсажу, – велел Цтибор бесхозной девочке и, придерживая ее за руки, помог встать на лесенку, ведущую вниз. После того, как это робкое видение скрылось, Мирвен поняла, что теперь медлить просто недостойно. Отмахнувшись от руки отца, она сперва встала на колени на краю люка, затем, нащупав ногой лестницу, спустилась на пару ступеней, придерживаясь за край, и наконец резво слезла вниз, цепляясь за железные прутья перил.
Спускаясь, она обращала внимание лишь на лестницу и потому, когда ее нога наконец достигла твердой поверхности, она чуть не ахнула, обернувшись: прямо в лицо ей светили огни поезда, озарявшие помещение под стать самолетному ангару, разлинованное платформами и рельсами. Прочие платформы были пустынны, но на этой творилось не меньшее оживление, чем наверху: повсюду бродили дети с чемоданами и их родители, то и дело раздавалось мяуканье и карканье.
Пока Мирвен наслаждалась зрелищем, ожидая появления отца, незнакомая девочка неожиданно осмелела, пролепетав:
– Как тебя зовут? – впрочем, вид у нее при этом был такой, словно, не отреагируй Мирвен должным образом, она упадет в обморок.
– Мирвен Чермакова, – поспешила предотвратить это Мирвен. – А тебя?
– Иоланта Далка.
– Далкова? – переспросила Мирвен, полагая, что неверно расслышала.
– Нет, Далка. Я из Румынии.
– Ничего себе тебя занесло! – поразилась Мирвен, думая, что теперь-то ясно, откуда у нее столь необычные черты лица. – Как это тебя угораздило?
– Так ведь в Академию принимают учеников и из Венгрии, и из Югославии, – ответила Иоланта, с тревогой ища в лице новой знакомой подтверждения своим словам, словно внезапно засомневалась, что ее правда примут.
– Я не в курсе, – пожала плечами Чермакова.
– Пройдемте к поезду, дамы, – объявил из-за их спин отец Мирвен, который помимо чемодана дочери подхватил и вещи Иоланты. Поезд уже был порядочно загружен, так что Цтибор определил их в купе, где уже сидели двое девочек постарше – Мирвен тут же заняла место у окна, Иоланта притулилась рядом.
– Скучать тебе точно не придется, – напоследок вздохнул Цтибор. – Но ты все-таки отправь нам письмо с вороном, как сможешь.
– Ага, – отозвалась Мирвен, вертя головой по сторонам. Цтибор обнял дочь и покинул купе, потому что в коридоре уже творилось сущее столпотворение.
Старшие девочки беседовали о чем-то своем, так что Мирвен уже хотела было начать расспрашивать Иоланту о том, как та узнала сногсшибательные новости и кто ее родители, но тут дверца вновь отъехала и в купе появился невысокий щуплый мальчик с блестящими темными глазами и похожей на венчик одуванчика кудрявой головой.
– Привет! – он озарил всех присутствующих широкой улыбкой. Старшие девочки сделали вид, что не обратили на него внимания, но Мирвен помахала в ответ. – Вы тоже первогодки? – обратился мальчик к ней и Иоланте, продолжая стоять посреди купе. Хотя он явно хорошо говорил по-чешски, у него был довольно забавный акцент, показавшийся Мирвен похожим на словацкий.
– Ага, – ответила она за себя и Иоланту.
– Сел бы уже, – недовольно бросила одна из старших девочек, спиной к которой он развернулся, и мальчик послушно плюхнулся на сидение рядом с Иолантой.
– Я – Игорь Славик, из Братиславы, – заявил он, подтверждая предположение Мирвен, и протянул ей руку.
– Я – Мирвен Чермакова, гм, отсюда. А это – Иоланта Далка из Румынии.
– Здорово! – восхитился Игорь. – А это – Псой! – С этими словами он извлек из сумки черную крысу с блестящей шерсткой и топорщащимися щеткой усами.
– Кто? – переспросила Мирвен, полагая, что это какая-то особая разновидность грызунов.
– Псой, – повторил Игорь. – Я назвал его в честь Псоя Собакина, – не без гордости добавил он, любуясь своим питомцем, который с любопытством принюхивался к окружающей его обстановке.
Мирвен озадаченно взглянула на Иоланту, полагая, что это тоже какой-то персонаж магического мира. Но судя по недоумению в ее глазах, румынке эта личность была столь же неведома.
Дверь снова отъехала, и рядом со старшими девочками уселся высокий светловолосый парень, малость их потеснив – судя по приветствиям, которыми они обменялись, они все были с одного курса. Тотчас освещающие платформу фонари сдвинулись – поезд тронулся.
– Вы что, не читали «Похождения Псоя Собакина и Сысоя Кровопивцева»? – спросил Игорь с таким видом, будто речь шла, по меньшей мере, о бравом солдате Швейке. – Как хорошо, что я прихватил всю серию с собой! Это детективы про двух друзей-следователей, оборотня и вампира, которые борются с силами зла.
– Это как – с самими собой, что ли? – брякнула Мирвен, вглядываясь в окно: ей было любопытно, где поезд выедет на поверхность.
– Да нет же, Псой Собакин никогда не причинял никому вреда, а когда встретился во время своего первого дела с Сысоем Кровопивцевым, то убедил и его не трогать людей, и теперь тот питается исключительно кровяной колбасой…
Поезд вынырнул из тоннеля посреди все тех же однообразных полей, и потому Мирвен разочарованно отвернулась от окна и принялась слушать Игоря. На протяжении недлинного пути до Бенаток он успел поведать им с Иолантой содержимое первой книги и начал вторую, причем пересказывал с таким увлечением, что сидящие на соседней скамье невольно начали прислушиваться.
– Я вам дам почитать! – заверил девочек Игорь, когда поезд остановился, и коридор вновь наполнился пассажирами с чемоданами.
Справедливо полагая, что их с Иолантой затопчут, Мирвен хотела обождать, пока не рассосется столпотворение в коридоре, но Игорь, решивший оказывать им покровительство, схватил по чемодану в каждую руку – его собственная объемистая сумка с выглядывающим из нее Псоем болталась на спине – и выкрикнул:
– Вперед! – словно командуя атакой при Белой горе . Хотя результат обещал быть столь же плачевным, Мирвен не могла не последовать этому призыву и, схватив за руку робеющую Иоланту, ринулась в бурную гущу учеников.
Наступлению Игоря сопутствовали возмущенные крики и нелестные высказывания на нескольких языках сразу, но тот, как истинный полководец, уверенно провел свой маленький отряд сквозь неприятельские толпы.
Они дружно вывалились из поезда на платформу. Вопреки ожиданиям Мирвен, которая полагала, что их высадят в самом городе, вокруг простирался столь любимый ее родителями-туристами реденький лесок, в котором за каждым кустом ожидаешь обнаружить какую-нибудь обертку или бутылку. Мирвен начала подозревать, не затевается ли в этой глуши что-то нехорошее: свезли невесть куда кучу детей, задурив им головы… Пока она предавалась этим раздумьям, из-за поворота проселочной дороги выкатился старенький пустой на вид автобус и остановился у платформы.
Мирвен невольно скривилась:
– Это что за драндулет? Прямиком из музея, надо думать?
– Экипаж подан, – злорадно усмехнулся ехавший с ними в купе парень. – На нем, пожалуй, ездил еще мой дед.
Двери «раритета» со скрипом растворились, и оттуда появились две фигуры в черных мантиях и «колдовских» остроконечных шляпах – рыжеволосая девушка и длинноволосый белобрысый мужчина, знакомые Мирвен по фотографии. Лихо сдвинув шляпу набок, девушка оглядела перрон цепким взором:
– Первокурсники, садитесь в автобус! Остальные – складывайте вещи в багажник! –Похоже, для них это было привычной рутиной, поскольку ребята постарше тотчас избавились от своих чемоданов указанным образом и двинулись куда-то вдаль по дороге.
– Куда собрался, Баранчик? – белобрысый сдернул со ступеней автобуса школьника парой лет постарше. – Сказано – только первокурсники, а ты пешком топай! – после чего взялся за Мирвен с компанией: – А вам что, нужно особое приглашение? – и правда, пока они глазели по сторонам, платформа почти опустела. Иоланта покорно заторопилась к автобусу, но Игорь критически заметил:
– А в Хогвартсе первокурсников доставляют на лодках.
– Бегу за лопатой, чтобы прокопать для вас канал, – недобро зыркнул на него мужчина. – Не хватало потом выторговывать вас у водяных.
Этот аргумент убедил Игоря, и он-таки залез в автобус, запихнув чемодан в багажное отделение. Дождавшись, пока все рассядутся, белобрысый занял место водителя и так резко дал газ, что Мирвен впечатало в сидение.
– Надеюсь, эта колымага не развалится по дороге, – возмущенно заметила девочка, прислушиваясь к лихорадочному чиханию мотора.
– А еще там, в Хогвартсе, есть невидимые лошади, – тут же возвратится к своим претензиям устроившийся на соседнем ряду Игорь.
– И воображаемые друзья, – буркнула под нос Мирвен, выглядывая в окно. К ее удивлению, оглянувшись назад, она уже не увидела ни платформы, ни знания вокзала – лишь обшарпанный бункер близ проселочной дороги. Автобус немилосердно подкидывало на ухабах, так что Мирвен даже пару раз стукнулась лбом о переднее сидение – благо спинка была мягкой. По счастью, вскоре они выехали на вполне приличную асфальтированную дорогу, лучше отвечающую амбициям несостоявшегося гонщика, доставшегося им в водители.
Игорь продолжал что-то рассказывать, но Мирвен уже не слушала, предоставив это Иоланте, которую, похоже, настолько укачало, что она боялась открыть рот, ограничиваясь отрывистыми кивками. Прильнув к окну, Мирвен созерцала приближающийся город меж расступающихся деревьев. Вокруг вновь потянулись какие-то скучные поля, затем они сменились не менее скучными предместьями – похоже, окраины «волшебного местечка» были не менее тривиальны, чем у любого другого. Тут сидящий на соседнем ряду Игорь закричал:
– Смотрите, вон он, замок!
Вглядевшись, Мирвен и впрямь приметила торчащую над холмом замковую башенку. Проехав район пестрых новостроек, автобус пересек прячущуюся в зелени реку и запетлял по улочкам, застроенным невысокими домиками. Однажды показавшись, замок уже не пропадал из виду, то и дело мелькая за проволочными заборами. Контраст между этим обыденным провинциальным городком и строгими очертаниями замка был так велик, что, казалось, он угодил сюда из какого-то иного измерения. Наконец, проехав просторную – по местным меркам, само собой – площадь, они въехали в ворота замка, остановившись на зеленом дворе.
До сих пор все это больше всего напоминало школьную экскурсию, и Мирвен почти ожидала, что сейчас их построят и начтут пересчитывать. Отчасти ее предчувствия оправдались: вылезшая с переднего сидения рыжая девушка обозрела их ряды, беззвучно шевеля губами, и вопросила:
– Все вылезли?
– Там один уснул! – сообщил один из попутчиков Мирвен, и беловолосый с недовольным видом полез будить незадачливого путешественника.
– Ну что ж, идемте, – радостно сообщила девушка, вновь залихватски сдвинув шляпу, и направилась к возвышающемуся перед ними светлому трехэтажному зданию, к которому слева примыкал костел – именно его шпиль они видели издали. Если бы Мирвен прямо сейчас вызвали к доске, потребовав назвать стиль этого сооружения, она не без колебаний выбрала бы барокко.
Компания ребят проследовала к арке посреди фасада, за которой виднелся открытый с одной стороны внутренний двор, однако туда они не попали, ибо их проводница остановилась перед двустворчатыми стеклянными дверьми в глубине арки, за которыми открывалась широкая мраморная лестница на второй этаж.
– Знакомьтесь – ваш дом родной на протяжении ближайших четырех лет, – провозгласила девушка, указывая на нее картинным жестом. – А сейчас нам сюда. – С этими словами она направилась к противоположной двери, на которой красовалась надпись: «Служебный вход». Рядом с ее темными деревянными створками безмолвным стражем застыло изваяние мужчины, согбенного тяжестью каменной сферы чуть ли не с него самого размером.
– Ну вот, а начиналось неплохо, – буркнула Мирвен, – теперь, похоже, загонят нас в какую-то подсобку.
Помещение, куда она вступила вслед за решительным Игорем, во что бы то ни стало вознамерившимся пробраться туда первым, и впрямь показалось ей тесным: на нее надвигались какие-то неясные тени, а выхода видно не было. Однако после того, как в темноте разнесся призыв их провожатой: «Lumos!» – все моментально преобразилось: задрапированные тканью стены словно бы отпрыгнули назад, на потолке загорелись лампы, освещая просторный холл с резными лавками вдоль стен. Из высокой двери в дальнем конце тотчас выскочила старушка в вязаной шали, также присутствовавшая на фотографии штата школы – вблизи она еще больше походила на вахтершу со своими разношенными туфлями и пучком седых волос, заколотым пластмассовыми спицами.
– Рада приветствовать вас в стенах Академии Рудольфина! – мягким «бабушкиным» голосом обратилась она к ученикам, прошаркав к ним по отполированным каменным плитам пола. – С возвращением, пани Кожокарова, – обратилась она к рыжей девушке, и Мирвен почувствовала, как дернулась рука стоящей рядом Иоланты.
Ответив на приветствие, рыжая девушка обратилась к ученикам:
– Пани Вóдичкова заведует замковым хозяйством, обращайтесь к ней по любым вопросам вашего обустройства.
– Меня всегда можно найти здесь, – подтвердила старушка.
– А сейчас следуйте за мной, – велела пани Кожокарова, – я отведу вас туда, где вы сможете переодеться в школьные мантии.
В открывшемся за высокой дверью коридоре ближайшая дверь и впрямь вела в устланную ковром комнату с лавками вдоль стен, на которых уже выстроились их чемоданы – Мирвен только и успела подивиться, когда это их успели доставить. Мужская часть населения, включая прижимающего сумку к груди Игоря, двинулась дальше вслед за хмурым провожатым.
Остановившись у дверей, пани Кожокарова пояснила девочкам:
– Вещи оставьте здесь, их доставят в ваши комнаты.
– А как же полосатые гольфы? – припомнила Мирвен слова отца. – И галстуки?
– Вам их выдадут после распределения, – сообщила девушка и вышла.
Отыскав свой чемодан, Мирвен принялась извлекать форму, но Иоланта не торопилась: склонившись к спутнице, она зашептала:
– Знаешь, кто это? Это же Адела Кожокару, самая известная волшебница Румынии, хоть она долгие годы не была на Родине! Ее называют королевой некромантов!
– Да ну? – от удивления Мирвен выпустила форму из рук. Она не слишком ясно представляла себе род занятий некромантов, но была твердо уверена, что это что-то не совсем хорошее. – И много у вас там… некромантов? – осторожно поинтересовалась она.
– Хватает, – пожала плечами Иоланта, явно не желая распространяться на эту тему, а Мирвен внезапно припомнились ужастики про графа Дракулу, который тоже, вроде как, был румыном. Стоило ей надеть мантию, как к ней подплыла девочка с большими голубыми глазами и волнистыми пшеничными волосами, на которых, похоже, совсем не отразилась поездка в тряском автобусе. На изгибе ее руки расположился белоснежный зверек, поблескивая красноватыми глазками, в котором Мирвен даже при своих невеликих познаниях в зоологии признала хорька.
– Зачарованная мантия? – поинтересовалась девочка с легкой улыбкой. – Шикарно.
С точки зрения Мирвен, мантия блондинки сидела на той гораздо ладнее, чем ее собственная, болтавшаяся, словно на вешалке, но она почла за нужное согласиться:
– Угу. Бабушка подарила.
– Меня зовут Ивка Шоненбаумова, – сообщила девочка, протягивая руку с таким видом, словно вручала приз победителю конкурса. – А это – Аири . – С этими словами она приподняла вторую руку – сидевший на ней хорек тут же вытянулся, пытаясь понюхать Мирвен.
– Мирвен Чермакова, – отозвалась та, пожимая ей руку. – Но, вроде… – Она хотела спросить, как Ивке удалось протащить в школу хорька – ведь в буклете его не было в списках разрешенных животных, но тут со стороны раздалось еле слышное:
– Иоланта Далка, – Ивка почтила ее пожатием руки и тут же вновь обратилась к Мирвен:
– Мои родители знакомы с твоими по работе.
– Гм, вряд ли с моими, – заметила Мирвен. – Наверно, с семьей дяди – мои родители ни разу не волшебники, если ты об этом.
На лице девочки отразилось удивление, но задать вопрос она не успела: вновь появившаяся в дверях пани Кожокарова спросила:
– Все готовы? Животных пока посадите в клетки, нам недосуг будет их отлавливать.
– Все равно Аири нельзя ничего лишнего, – пожала плечами Ивка, засаживая питомицу в клетку, – а на пиру будет слишком много соблазнов.
Чувствуя себя как-то нелепо без вещей, в новом непривычном наряде – словно на школьном спектакле, Мирвен вновь вышла на улицу следом за провожатой – там ей тут же помахал рукой Игорь в криво сидящей мантии, который, похоже, уже завязал новые знакомства в среде мальчиков. От Мирвен не укрылось, как Ивка вопросительно приподняла брови при виде взъерошенного словака. Стеклянные двери распахнулись, и пани Кожокарова повела их вверх по мраморной лестнице, где к ним присоединилась новая группка подростков, прежде не попадавшихся им на глаза – видимо, они прибыли каким-то иным путем.
– Говоришь, твои родители – не волшебники? – возобновила Ивка прерванный разговор. – Но если твои волшебники – родня, то, выходит… – Она наморщила лоб, что-то высчитывая, но Мирвен прервала ее цепь рассуждений:
– Мой отец – как это там… сквиб, – припомнила она, – а мать – просто…
– Маггла? – подсказала Ивка.
– Ну да, – согласилась Мирвен.
Кто-то фыркнул прямо за ее плечом:
– Дочь сквиба и магглы? Это как же ее назвать – грязнокровка в квадрате?
Развернувшись, Мирвен гневно уставилась на смуглого мальчика с черными волосами до плеч:
– А ну повтори!
– Без проблем, – усмехнулся тот и с расстановкой произнес: – Грязнокровка-в-квадрате.
Увлеченный своим позерством, он не успел заметить, как крепкий маленький кулак ринулся к его острому носу, и от неожиданности опрокинулся назад, падая на лестницу. Не удовлетворившись этим, Мирвен рванулась к поверженному врагу, но ее сзади схватили за локти. Брыкаясь, она порывалась лягнуть ногой обидчика, над которым уже склонился другой мальчик похожей комплекции со столь же черными волосами – видимо, брат.
– Что тут происходит? – выпалила пани Кожокарова, подбегая к ним, однако никто не проронил ни слова, созерцая батальную сцену. Самостоятельно оценив обстановку, рыжая волшебница распорядилась, указав на Мирвен и ее противника: – Вы двое, идите за мной!
Второй парень хотел помочь подняться побитому брату, но тот раздраженно оттолкнул помощника, и тут Мирвен с удивлением убедилась, что это девочка – в заблуждение ее ввела мужская форма из брюк и жилета. Но поразмыслить об этом времени не было: державшие ее руки разжались, и, одернув мантию, она потопала следом за пани Кожокаровой с видом подпольщика, идущего на допрос.
Вновь миновав все ту же арку, рыжая волшебница провела их дальше по коридору, в кабинет со столом, заваленным свитками, и окном, выходящим во двор перед замком. Похоже, она сама была не рада, что ей приходится разбираться с этим происшествием, поскольку опустилась за стол с тяжелым вздохом. Немного поразмыслив, на кого направить огонь, она сурово вопросила у Мирвен:
– Кто был зачинщиком?
Девочка промолчала, гордо вздернув нос: кем бы ее ни клеймили, стукачкой она не была никогда.
– Впрочем, дайте угадаю: что именно он сказал?
– Я не собираюсь это повторять, – отрезала Мирвен, отвернувшись к окну.
– Ладно. – Волшебница сложила руки на столе. Интонации этого «ладно» не предвещали девочке ровным словом ничего хорошего, так что она уже внутренне приготовилась к самым что ни на есть несправедливым последствиям ее благородной борьбы и партизанского подвига, однако следующая фраза была обращена не к ней. – Нас предупреждали относительно вас, пан Форкаш. Ваш дедушка писал, что вы были на весьма плохом счету в прежней школе, а также что вас отличает склонность к безрассудным поступкам и отвращение к дисциплине. По правде, мы ожидали многого, но не драки в первый же день. – Схватив какой-то свиток со стола, она потрясла им в воздухе, словно это и было то самое злополучное письмо. Мальчик сидел, нахмурясь, и Мирвен невольно ощутила укол сочувствия: это как же надо относиться к собственному внуку, чтобы заранее настраивать против него учителей новой школы? Бабушка Мирвен с отцовской стороны и бабушка с дедушкой с материнской стороны, которые проживали в Ческе Будейовице, тоже не всегда были в восторге от внучки, но она была твердо уверена, что для учителей они не поскупились бы на самые лучшие слова. Тем временем, пани Кожокарова продолжила: – На сей раз, мы не будем писать вашему деду. – От Мирвен не укрылось, что сидевший бок о бок с ней мальчик заметно приободрился. – Но отработку вы двое все-таки заработали. – Закончив с Форкашем, она обратилась к Мирвен: – Потому как вам надлежит уяснить, что драка – не лучший способ решения проблем. – Несмотря на назидательность, которую пани Кожокарова силилась придать своему голосу, ее интонации явно не доставало убедительности. – Ну а вы, пан Форкаш, – вновь обратилась она к мальчику, – усвойте, что националистическим и магглофобским настроениям в этой школе не место!
– Да я даже не знаю, кто она вообще такая, – буркнул Форкаш.
– Иначе вы поймете, что в первый раз с вами обошлись очень мягко, – отрезала пани Кожокарова. – Искренне надеюсь, что порядки нашей школы больше придутся вам по вкусу, – более благосклонно завершила она. – А теперь пойдемте, распределение вот-вот начнется.

Примечания:
[1] Ческе Будейовице – город на юге Чехии, недалеко от границы с Австрией, основанный в 1265 королем Пржемыслом Отакаром II.
[2] Фильм «O zapomnětlivém černokněžníkovi» – «О рассеянном чародее» вышел на экраны в 1990 году. Учитывая, что действие происходит в 1991 году, Мирвен с родителями должны были посмотреть его совсем недавно.
[3] Битва при Белой горе – сражение, состоявшееся 8 ноября 1620 года, в ходе которого 25-тысячная армия Фердинанда II разбила 23-тысячное войско протестантов-чехов. Знаменовало собой конец независимости Чешского государства.
[4] Аири – японское имя, переводится как "белый жасмин".



Благодарим за внимание! :hi2:

@темы: Academia artium magicum Rudolphina, Geshka, Прага, литература, наши эксперименты

URL
Комментарии
2017-06-07 в 23:58 

salutic
Спасибо за продолжение:) интересно, и столько узелков на будущее завязывается:) и удивительные открытия еще с вокзала:)

2017-06-08 в 10:02 

Gentiane
Спасибо!!! Ура! Ура! :dance3: Да, есть такое))) Мы потихонечку заряжаем ружья, надеемся будет интересно ;)

URL
   

Там, где цветет горечавка

главная